?

Log in

трансфеминизм

Мой опыт с аспирантурой

Journal Info

яна ситникова
Name
yanasitnikova

Мой опыт с аспирантурой

Previous Entry Share Next Entry
яна ситникова
Сейчас у меня заканчивается 2й год пребывания в аспирантуре из 3х, и я созрела для того, чтобы что-то написать на эту тему. Поскольку мне процесс обучения не нравится, я воспринимаю аспирантуру как муху, от которой отмахиваюсь, как только она начинает жужжать, но тут же про неё забываю, как только она отлетает чуть в сторону. Благодаря такому психологическому вытеснению, я лишь недавно дошла до того, чтобы попытаться эту часть своей жизни как-то осмыслить и понять, что же именно и почему мне в ней не нравится.

Сначала небольшая предварительная информация. Область, которой я занимаюсь, называется хемоинформатика и стоит на пересечении, соответственно, химии и информатики. Моя конкретная задача состоит в участии в разработке методов моделирования свойств различных молекул. Я учусь по программе под совместным руководством, т.е. полгода я провожу в России, где у меня есть российский руководитель, и другие полгода в Страсбурге, где мной руководит французский руководитель (правда, он, как и половина страсбургской лаборатории, говорит по-русски). До поступления в аспирантуру я закончила химфак МГУ, и мой российский руководитель тот же, что и руководил моим дипломом. Поскольку в моём дипломе было многовато троек, в аспирантуру МГУ меня бы не взяли, поэтому я формально учусь в Институте элементоорганических соединений (ИНЭОС).

Если уже речь зашла про тройки, то необходимо сказать, откуда они получились. Когда-то, когда я училась в школе, мне химия безумно нравилась, и поступление на химфак было моим сознательным выбором. Где-то в середине второго курса она мне постепенно разонравилась, причины чего я пока как следует не проанализировала, но моя догадка состоит в том, что это как-то связано с системой преподавания. А система преподавания была самая что ни на есть традиционная, в которой голова студент_ки воспринимается как банка, в которую надо запихать побольше знаний. Никакой речи о социальных иерархиях, связи знаний и власти, или как минимум для чего всё это нужно, там конечно не было. Более того, многие профессор_а, несмотря на свои научные достижения, не были хорошими преподавател_ями. В особенности, мне заполнились лекции по квантовой химии, которые часто начинались фразой типа "Сегодня мы разберём, как решается уравнение (1)..." и после этого следовало решение этого самого уравнения на поллекции, без сколь-либо внятного объяснения, зачем же его нужно решать. Так что в конечном итоге непонятных вопросов накопилось столько, что я потеряла всякую надежду в них разобраться, всё это сильно ударило по моей самооценке, в результате, обучение для меня превратилось в формальное посещение лекций, некоторую часть которых я и вовсе прогуливала. Учась на третьем курсе, я вступила в партию и окончательно переключила свой интерес из химии в политику и активизм. Всё это закончилось тем, что к концу 4-го курса я так загуляла на митингах, что если бы не отчислилась сама, то меня бы отчислили принудительно. Таким образом, полгода я нигде не училась, пока в январе следующего года не восстановилась обратно на 4й курс.

Эта история проливает свет на то, как я оказалась в той области, которой сейчас занимаюсь. Отчасти это конечно связано с тем, что я хорошо программирую. Но более существенным было то, что на 4м курсе все студент_ки уже приписаны к каким-то лабораториям и научным руководителям, с которыми они потом делают диплом. Тот руководитель, к которому я ходила до отчисления, сказал мне искать другую лабораторию. Но в других лабораториях были свои студент_ки, и меня никто брать не хотели. Единственное место, которое оказалось свободно, было как раз у моего нынешнего руководителя. Я тогда не знала почему, но скоро поняла. Дело в том, что мой руководитель находился в конфликте с заведующим кафедрой, который его всеми силами старался уволить. Через некоторое время меня вызвал этот заведующий (не вижу смысла скрывать его имя - это академик Зефиров) и сказал, что если я останусь у своего руководителя, то моя защита будет под большим вопросом. Поскольку я категорически не люблю, когда на меня пытаются давить в подобном тоне, я конечно на это не поддалась, а скоро обо всей этой ситуации доложили в деканат, в результате ситуация более или менее разрешилась, и я спокойно защитилась, хоть и на кафедре физической химии (вся предыдущая история относилась к кафедре органической химии).

Теперь о том, как я оказалась в аспирантуре. Учитывая моё не особое желание заниматься химией ещё на тот момент, идти дальше в аспирантуру у меня желания не было. Тем не менее, когда меня брали делать диплом, мне сказали, что это при условии, что я пойду дальше в аспирантуру к тому же руководителю. Понятно, что это неофициальная договорённость, но всё же. Во-вторых, это аспирантура частично во Франции, и я подумала, почему бы там не пожить. Ну и в-третьих, признаться, я не представляю, где бы я искала работу, если не пошла бы в аспирантуру.

Есть ещё два пункта, отвечающие на вопрос, не почему я пошла в аспирантуру, а почему пошла туда по этой специальности. Оба они связаны с недостатком знаний на тот момент. Во-первых, я не знала, что закончив университет по одной специальности, можно пойти в аспирантуру по совершенно несвязанной, например, заниматься гендерными исследованиями после химии. Во-вторых, в российских университетах считают, что российское образование, наследующее традиции советского образования, самое лучшее на свете, поэтому мне ни раз не говорили, что существует множество возможностей учиться в аспирантуре заграницей. Когда мне об этом сказали, я схватилась за эту возможность, потому что не знала, что могут быть другие. А жить в безопасном месте хотя бы по полгода при нынешней политической ситуации это дорогого стоит. В общем, в аспирантуре я оказалась можно сказать случайно и вовсе не из-за того, что хотела заниматься тем, чем занимаюсь.

Специальность, которая не была моим выбором, во много определяет мой негативный опыт с аспирантурой. Однако есть и другие проблемы, которые связаны частично с циснормативностью пространств, в которых я учусь, и с разными другими вещами, о которых ниже. Как может быть понятно из предыдущего, в целом я в процессе обучения бываю в трёх местах, и о них я напишу в порядке от негативного до более позитивного.

1. ИНЭОС. Самое консервативное место из трёх. Это проявляется в следующем:
- Категорический отказ называть меня тем именем, которым я прошу. Использование паспортного имени, причём даже там, где, помня о моём требовании меня так не называть, можно было бы обойтись как минимум без имени вовсе. Ссылаются на то, что если они меня будут называть иным именем, чем паспортным, то нарушат закон (интересно, какой). В общем, это такая трансфобия, прикрытая бюрократией.
- Собственно бюрократия. Бумажки очень любят и постоянно заставляют подписывать, причём там, где никакие законы их подписывать не требуют. Например, приходишь на собрание аспиранто_к - расписывайся. На тезисах для конференции нужны две подписи: моя и моего руководителя. Не важно, что я в силу особенностей своей темы работаю удалённо и живу загородом, а мой руководитель работает в другом месте и тоже там бывает не каждый день (а то и вовсе часто бывает в командировке). Однажды, когда я вовремя не поставила где-то подпись, они переполошили всех моих родственников (телефоны кого-то из родственников обязательно требуют указать) и одного академика. Одним словом, эти бюрократические прибамбасы отнимают массу времени (чтобы мне доехать и сдать какую-то бумажку, у меня весь день уходит) и нервов. Ко всему прочему, естественно, что во всех этих бумажках надо писать паспортное имя.
- Если кто-то не следует вышеописанным правилам, их регулярно пытаются запугать тем, что их отчислят из аспирантуры. Правда, это делается столь часто, что кажется никого это не пугает. Это особенно странно выглядит в связи с тем, что там такая маленькая стипендия и столь небольшое количество желающих учиться, что им бы следовало зазывать к себе аспиранто_к, а не грозиться их отчислить.
Одним словом, если бы я поступила в одно только это место, я бы оттуда давно ушла. Но мне приходится оставаться, потому что моя программа в Страсбурге основана на совместном обучении там и в российской аспирантуре.

2. МГУ. Собственно в МГУ я не учусь, но хочу туда, потому что там работает мой научный руководитель. Поэтому о вопросах бюрократии тамошней аспирантуры я ничего не ведаю. Хотя помня об опыте учёбы там, полагаю, что там не намного лучше, хотя и бюрократии поменьше.
- Я сделала каминг-аут руководителям после первых полугода обучения в аспирантуре. Оба руководителя (российский и французский) называют меня тем именем, каким нужно. Тем не менее, общая российская забюрократизированность сказывается на том, что все официальные бумаги, которые пишет мой рос.руководитель, носят на себе моё паспортное имя. Также некоторую неприятность составляют люди, которые знали меня на факультете ещё до перехода, и которые путаются при обращении ко мне в имени и роде (хотя полагаю, что в отличие от ИНЭОСа, они это делают не специально).
- Вход на факультет охраняется охраной. В ИНЭОСе она тоже есть, но там существует автоматическая система прохода по электронным пропускам. В МГУ это менее автоматизировано, и пропуск (а я показываю диплом, потому что пропуска нет) нужно показывать человеку. Учитывая имя, которое там написано, в юбке туда не придёшь.

3. Страсбургский университет. С точки зрения уровня трансфобности, наилучшее место. Полагаю, это связано с прагматизмом: до тех пор пока ты работаешь и приносишь лаборатории выгоду (в виде бесплатной рабочей силы), всем всё равно, в каком виде ты туда ходишь. Имя все моё выучили, хотя вначале с этим были инцеденты. Конечно, официальные бумажки и тут получаются на паспортное имя, но тут бюрократии в целом меньше. Так же меня очень раздражает французская манера гендерировать любые обращения с помощью "мадам" и "месье". Перед фамилией соответственно пишут "Mme." или "M.". Французский руководитель следует этому правилу в документах на мой счёт, хотя мог бы этого и не делать, ибо никакой закон не обязывает писать это дурацкое Mme/M перед фамилией. Также несмотря на то, что меня зовут правильным именем, использовать даже в неофициальном обращении фамилию с окончанием на -а также никто не собирается. По мнению руководителя, Sitnikov и Sitnikova для французов это две разные фамилии, поэтому это всех запутает. В общем, это на этот раз трансфобия с ссылкой на нормы французского языка.
- Если говорить о гендерных нормах, то всё довольно консервативно. Возможно, это из-за того, что половина населения лаборатории русскоязычная. Из четырёх постоянных сотрудников, одна женщина, и она там занимает низшую ступень иерархии и занимается всей административной работой. Во всяких презентациях, если говорится про учёных, то это обязательно "он", то же про "пользователя" программой и тп. В комнате, где я сижу, ещё семь человек, из них одна женщина, причём все остальные студенты/аспиранты регулярно отпускают в её адрес сексистские высказывания. И в целом из их разговоров ясно, что они исключительно завязаны на традиционных гендерных ролях. Вопрос о том, в каком гендере они воспринимают меня, мне не ясен, но по всей видимости не в женском, впрочем, это нельзя установить, потому что я с ними не разговариваю.
- Если говорить о методах обучения, то французский руководитель регулярно стучит или ногой по полу, или кулаком по столу.

О теме диссертации ещё раз

Выше я уже писала, что попала в эту аспирантуру случайно и по незнанию. Однако случайно можно попасть и в какое-то место, которое потом понравится, но эта тема мне так и не понравилась. Главный вопрос, который я пытаюсь понять, это "Зачем?"
- Как и во время обучения в МГУ, предполагается, что аспирант_ки должны сами где-то узнать, для чего в целом нужно то, чем они занимаются. По крайней мере, специально эта тема никогда не обсуждается, я имею ввиду на глобальном уровне. Конечно, это понятно, что всё это делается нужно, чтобы улучшить предсказательную способность и интерпретируемость модели. Но для чего дальше будет использоваться эта модель, в чьих интересах её буду использовать и кому она принесёт выгоду - эти вопросы поднимать не принято. Мне же, напротив, хочется видеть общую картину, хочется понять, как моя работа отразится на социальных иерархиях и принесёт ли она пользу угнетённым группам. Полагаю, белые цисгендерные мужчины, работающие в этой области, настолько привилегированы, что их подобные вопросы не волнуют. Как максимум, предполагается, что это моделирование может использоваться фармацевтическими компаниями для создания лекарств - но этические вопросы функционирования этих компаний (которые по моему мнению, наживаются на людских болезнях) никто не обсуждает.
- На самом деле, есть довольно много областей науки, не имеющих прямого приложения к практике. И тем не менее, я не думаю, что мне была бы неинтересна любая фундаментальная наука. Проблема с хемоинформатикой ещё и в том, что она ещё не является фундаментальной наукой. В том смысле, что мы не открываем никакие новые явления природы. То, что я делаю, мало того что не приносит какой-то ощутимой пользы живым существам, но и не даёт каких-то принципиально новых знаний. Конечно, можно по-разному понимать новое знание, и для кого-то способ улучшения предсказательной способности модели на несколько процентов может быть новым знанием, но я к таким людям не отношусь.

Будущее

Мне остался ещё год обучения, а вопрос, что делать дальше, остаётся. Я уверена, что не хочу заниматься хемоинформатикой, но ни химией, ни информатикой по отдельности меня тоже не тянет заниматься - химией из-за психологических травм, из-за которых эта наука мне уже вряд ли станет интересна, а информатикой потому что я не хочу прожить всю жизнь носом в компьютере. Во время аспирантуры я развила огромное множество побочных интересов, и среди них меня особенно привлекает экология - впрочем, меня она интересует ещё со школы, когда я учась в химико-биологическом классе, выбирала между химией и биологией. В принципе, переориентироваться в биоинформатику нет большой проблемы, но как я писала, сидеть за компьютером целыми днями я не хочу. Так что варианты у меня такие: 1) попробовать найти пост-док, что проблематично в условиях тотальной смены специализации, 2) пойти в магистратуру, 3) или во вторую аспирантуру. Большой вопрос, будет ли мой опыт обучения в другом месте лучше, чем сейчас. Есть ещё вариант вообще никакой наукой не заниматься. Можно заниматься активизмом и пытаться как-то этим жить (что однако проблематично в условиях моего радикализма и независимости). Ещё мне давно хочется преподавать в школе, возможно, даже химию (надеюсь, это у меня лучше получится, чем у тех, кто учили меня), но в постсоветском регионе с трансгендерностью в школе делать нечего, а в других странах мира я не смоггу преподавать, потому что не знаю языков - даже английский у меня не настолько хорош, чтобы выразить устно всё, что я хочу сказать. Далее, мой выбор учёбы/работы существенно ограничен местом, где есть работа для моей партнёрки.
Powered by LiveJournal.com