Category: общество

яна ситникова

Операции над интерсекс* детьми. Личная история №3

Ребёнок родилась в 1978 году с неопределёнными гениталиями. Ей поставили диагноз 46,XX Врождённая гиперплазия коры надпочечников. Были проведены четыре операции на гениталиях в возрасте 5, 6, 16 и 23 лет, в результате чего она потеряла сексуальные ощущения, получила болезненные шрамы, боль во время полового акта, несколько осложнений и психологическую травму. После нескольких обострений глубокой депрессии и лечения в психиатрических больницах, она осознала, что её проблемы связаны с травмой, полученной в результате "лечения".

В течение первых 8 лет моей жизни меня наблюдала одна врач. Затем я находилась под наблюдением разных врачей, и по меньшей мере каждые 2 года они менялись. Прежде чем мне наступило 16 лет, мои гениталии постоянно осматривали, и часто врач звал своих коллег, чтобы те тоже могли потрогать и изучить мои гениталии. В то время я ещё не осознавала, что так не должно быть.

На сегодняшний день я перенесла 4 генитальные операции, и я надеюсь, что мне не придётся проходить новые, хотя предполагалось, что уже третья будет последней. Но никто не может этого гарантировать.

Благодаря медицинским записям мне удалось обнаружить некоторые вещи, которых я не помнила раньше. Вероятно, я многое вытеснила из сознания. По-видимому, вначале не было ясно, стоит ли меня оперировать, пока я была ребёнком. Изначально первая операция намечалась на пубертатный период. Однако первые два хирургических вмешательства были произведены в пять и шесть лет. Я не знаю почему. Я до сих пор помню, как когда-то у меня были другие ощущения между ног. Более того, я могла больше чувствовать до операций. Потому что где бы они не резали, всякий раз они отрезают нервные волокна. В то время (1983-84 гг.) в их книжках был тот же самый совет, что и сегодня: оперировать как можно раньше в течение первых 24 месяцев, с тем чтобы задать основу для формирования чёткой гендерной идентичности.
Collapse )
яна ситникова

Меняй гендер сколько хочешь!

В последние несколько лет в ряде стран появились прогрессивные законы о смене гендерного маркера, не включающие проведение операций и/или стерилизации в качестве обязательного условия. Тем не менее, и они оказываются не лишены недостатков. Во всех них прослеживается один и тот же аргумент: человек должна/ен доказать каким-либо способом (часто диагнозом) "серьёзность" своих намерений, т.е. то, что он/а/о не передумает и не изменит гендер обратно.

смена гендераНовая Зеландия: "Суд должен выдать постановление если и только если - (б) доказано, что заявительница не является лицом заявленного пола, но - (i) приняло и намеревается поддерживать; или всегда имело и намеревается поддерживать, гендерную идентичность лица заявленного пола" (Закон о регистрации рождений, смертей, браков и отношений, ст.28);

Нидерланды: подтверждение от эксперта в том, что человек хочет изменить гендерный маркер в соответствии со своей гендерной идентичностью (ссылка);

Португалия: "Запрос ... должен включать следующие документы: ... (б) отчёт, который подтверждает диагноз расстройство гендерной дисфории, также известный как транссексуальность, составленный междисциплинарной медицинской комиссией клинической сексологии" (Закон 7/2011, ст.3);

Испания: "Исправление записи о поле осуществляется, если заявительница подтверждает: а) Что ей/ему был поставлен диагноз гендерная дисфория; б) Что он/а получал/а медицинскую помощь в течение не менее двух лет для приведения её/его физических характеристик в соответствие с заявленным полом" (Закон 3/2007, ст.4);

Аргентина: "Исправление записей на основании данного закона после его завершения может быть осуществлено снова по решению суда" (Закон о гендерной идентичности, ст.8). Здесь нет явного требования, но изменить гендерный маркер в одну сторону можно с помощью административной процедуры, а обратно только по решению суда.

Когда некто вступает в гетеросексуальный брак, разве их спрашивают, уверены ли они в том, что планируют прожить в нём до конца своих дней? Задают ли им вопрос, прожили ли они два года ожидания (real life test), прежде чем осознали серьёзность своих намерений? Спрашивают ли подтверждения отсутствия психических заболеваний?

Изменение гендерного маркера - такая же бюрократическая процедура. Если я хочу сегодня иметь в паспорте женский гендер, а завтра какой-то другой, (а послезавтра вообще никакого гендера), я имею право требовать этих изменений, уплатив гос.пошлину, разве нет? Требование каких-то подтверждений - попытка ограничить круг людей, которые смогут воспользоваться процедурой смены гендерного маркера, - показывает отношение трансфобных законодателей к трансгендерности как нежелательному социальному явлению.
яна ситникова

Асексуальность транс* женщин

Оригинал взят у yanasitnikova в Асексуальность транс* женщин
По данным исследования дискриминации трансгендеров в США (National Transgender Discrimination Survey) [1], 4% респонденток идентифицируют себя как асексуалки - в то время как среди населения в целом эта цифра составляет 1% [2]. Количество асексуальных трансгендеров, на мой взгляд, могло быть и выше, если бы авторки опроса не включили асексуальность как одну из сексуальных ориентаций, таким образом, респонденткам приходилось выбирать, идентифицируют ли они себя в большей степени с лесбиянками или асексуалками. Читая трансгендерные ресурсы и общаясь с другими транс* женщинами, я поняла, что асексуальность довольно распространена в сообществе. До последнего времени я сама определяла себя как асексуальная лесбиянка.

На мой взгляд, асексуальность у транс* женщин может быть связана с гендерной дисфорией, в частности, ненавистью к собственным гениталиям. Общество чётко определяет два биологических пола и два соответствующих им гендера. В соответствии с этой привязкой люди определённого гендера должны иметь гениталии определённого строения и с их помощью заниматься сексом определённым образом. При этом все люди по умолчанию считаются цисгендерными (cisgender assumption), а трансгендеры, чтобы признаваться "настоящими" женщинами или мужчинами, должны максимально точно копировать внешность, морфологию и поведение цисгендерных женщин и мужчин, для чего проходить различные медицинские процедуры. Из-за внутренней трансфобии те из нас, кто не прошли операции по коррекции пола, могут испытывать ненависть по отношению к своим гениталиям, которые ассоциируются с гендером, к которому мы себя не относим. Эта ненависть может усиливаться при выполнении действий, непосредственно затрагивающей гениталии, например, при занятии сексом. Транс* женщина, которая из-за биологических особенностей может заниматься сексом "как мужчина", может предпочесть не заниматься им вовсе, чем быть похожей в чём-то на мужчину.
Collapse )
яна ситникова

Мы разрушим ваши гетеросексуальные семьи

Если меня спросят, поддерживаю ли я однополые браки, я отвечу "нет", и буду обвинена в гомофобии. Дискурс вокруг однополых браков бинарен, в нём противницы браков однозначно идентифицируются с консервативностью и религиозностью. Между тем, сам институт брака, вне зависимости от гендера вступающих в него, крайне консервативен и укоренён в патриархате.

Гетеросексуальный брак - это психологическое насилие. Согласно опросу, проведённому Советом женщин МГУ в 2003, 80% женщин сталкивались с психологическим насилием со стороны мужей. 57% ответили, что хотя бы время от времени подвергаются унижению и оскорблению, 66% - унизительным замечаниям, запретам и/или угрозам. В качестве наиболее распространённого запрета было выявлено ограничение на перемещение - 21%. 14% женщин испытывают страх перед мужем, 12% - бесправие.

Гетеросексуальный брак - это физическое насилие. 50% жён хотя бы однажды подвергались физическому насилию: через избиение (41%), выкручивание рук и др. способы причинения физической боли. Половина из них (26% от всех опрошенных) подвергались насилию в то время, когда были беременны, кормили грудью, имели маленького ребёнка. Ежегодно от рук домашних насильников погибает примерно 14 тысяч женщин.

Гетеросексуальный брак - это сексуальное насилие. Вступая в брак, женщина попадает в сексуальное рабство, общество считает предоставление секса мужу в любое время по его желанию обязательным выполнением "супружествого долга". Лишь 13% женщин могут позволить себе не заниматься сексом с мужем, если у них нет такого желания, тогда как 75% соглашаются на секс, когда им этого не хочется.

Гетеросексуальный брак - это насилие над детьми. Ежегодно 2 млн детей в возрасте до 14 лет избиваются родителями, 10% из них умирают в результате побоев, 2 тыс кончают жизнь самоубийством, более 50 тыс уходят из дома, спасаясь от собственных родителей. Дети становятся жертвами сексуального насилия со стороны членов семьи.

Гетеросексуальный брак - это ещё много разновидностей насилия: репродуктивное, экономическое и другие методы манипуляций женщинами. Гетеросексуальный брак создан мужчинами для контроля над женщинами. Мужчины, научившиеся насилию в семье, проецируют его вовне на других членов общества.

Приведённая статистика служит достаточным доказательством тому, что гетеросексуальный брак наносит вред всему обществу. Поэтому он должен быть уничтожен как пережиток патриархата.

Гомосексуальный брак ничем не лучше гетеросексуального. В однополых отношениях возможны те же виды насилия, что и в разнополых, хотя обычно в меньших масштабах. Тем не менее, однополый брак - это ошибочная цель, и прогрессивные ЛГБТКИ-активистки не должны вестись на конформистские лозунги и поддерживать этот консервативный институт. Однополые браки не освободят гомосексуальных женщин. Нашей целью должно стать разрушение гетеросексуальных браков, освобождение женщин от мужей - домашних насильников и пропаганда лесбийства.

P.S. патриархатный сайт "Эхо Москвы" отказался публиковать этот пост